Москвичи о межнациональных отношениях и миграционной политике

Краткая версия аналитического отчета на тему: «Мнение москвичей о межнациональном и межконфессиональном общении в столице и путях его оптимизации, а также миграционной политике в Москве»

(по заказу Департамента СМИ и рекламы города Москвы, 2012 год)

Цель исследования:

получение информационной базы данных и аналитических материалов, выявляющих общественное мнение по вопросам межнационального и межконфессинального общения в столице и путях его оптимизации, а также миграционной политике в Москве.

Инструментарий опроса

Основу инструментария составляет анкета массового опроса населения для выявления общественного мнения по вопросам межнационального и межконфессинального общения в столице и путях его оптимизации, а также миграционной политике в Москве (76 опросных позиций (вопросов), объединенных в 23 тематических блока, требование ТЗ – не менее 20 вопросов). Основу инструментария интервью лиц, интегрированных в проблемы межнациональных и межконфессиональных отношений в столице, а также миграционной политики в Москве составляет анкета интервью, содержащая 26 вопросов.

Выборка опроса

Объем выборки респондентов - 1205 человек. В рамках исследования опрошено в среднем по 100 респондентов из каждого административного округа г. Москвы, в том числе жители новых территорий Москвы в количестве 200 респондентов (Троицк, Щербинка, Красногорск). Выборка для массового опроса формировалась из респондентов 18 до 70 лет по схеме стратифицированной выборки с организацией ступеней по территориальному принципу. На последней ступени отбора применялась квотная выборка (квотирование по половозрастной структуре взрослого населения). При формировании выборок массовых опросов использованы данные Всероссийской переписи населения 2010 г. по г. Москве. Дополнительно было проинтервьюировано 265 человек из числа лиц, в силу своей профессиональной деятельности включенных в проблемы межнациональных и межконфессиональных отношений в столице, а также в проблемы реализации миграционной политики в Москве.

Сбор первичной социологической информации

Сбор первичной социологической информации осуществлен методом комбинированного очного опроса (по месту жительства, учебы, работы, иного массового скопления респондентов социальных, профессиональных и возрастных групп, отвечающих задачам исследований), в то м числе, с использованием карточек (наглядного материала анкетирования или формализованного интервью).

Основные выводы:

1. Межнациональная ситуация в городе прежде всего определяется общим характером отношения москвичей к присутствию в городе людей иных наци ональностей, чем та, к которой принадлежат они сами. По результатам проведенного опроса население Москвы расколото на две почти равные группы имеющих и не имеющих неприязни к некоторым этническим группам, проживающим в Москве. При этом учет национальности при личном общении с другими людьми важен лишь для незначительной части респондентов. Большинство из них, скорее всего, будут избирательны при общении с людьми определенных национальностей. Таким образом, речь отнюдь не идет о том, что большая часть населе ния Москвы заражена этнической ксенофобией.

Внимательный анализ приводит к выводу, что в подавляющем большинстве случаев неприязнь вызывает не собственно национальная принадлежность человека как таковая и не его конфессиональная принадлежность, а характер поведения, образа жизни представителей некоторого, очень ограниченного круга представителей национальных меньшинств Москвы. Это – недавние мигранты из стран СНГ и северокавказских республик России.

Жители «новой» Москвы в значительно большей степени испытывают неприязнь к людям иных национальностей, чем население «старых» столичных территорий. Скорее всего, это связано с большим присутствием мигрантов на бывших территориях Московской области и их более компактным (в местах работы) проживанием, что абсолютно не способствует даже минимальной их интеграции.

Другим фактором можно назвать более высокий процент русского населения на территории Московской области, чем в самой Москве, а, следовательно, большее распространение консервативных взглядов на «новых» территориях. При этом в столице мультикультурализм достаточно развит, что проявляется в смешанном этническом составе городской среды, проявляющемся начиная с учебных заведений и заканчивая уличной средой мегаполиса.

Для жителей «новой» Москвы религиозная прин адлежность партнеров по общению важнее, чем для жителей «старой» Москвы, что объясняется теми же причинами, что и большая склонность испытывать неприязнь по отношению к людям иных национальностей. Очевидно, что на территории «новой» Москвы более вероятны конфликты на межэтнической почве, что может в значительной степени стать препятствием на пути интеграции жителей этих территорий в городское сообщество, а также выступать фактором повышенного уровня преступности. С учетом того, что территории «новой» Москвы стали более привлекательными для жизни, чем другие районы Московской области, в них может усилиться приток мигрантов и представителей СКФО, так как цены на жилье в данных районах меньше, чем в «старой» Москве, однако на эти районы распространяются льготы и статус столицы. Таким образом, регулирование вопроса межэтнических отношений на «новых» территориях представляется одной из ключевых задач Правительства Москвы.

В основе мнимой неприязни на национальной почве на самом деле лежит протест против недостаточной интегрированности определенных групп мигрантов в сложившуюся в Москве культуру повседневного образа жизни и поведения в общественных местах. Эта неинтегрированность в большинстве случаев воспринимается как агрессия против московской культуры и населени я города. Напряженности добавляют случаи коррупционного сговора (или подозрения в таком сговоре) сотрудников правоохранительных органов с нарушителями закона и общественного порядка, если такие нарушители принадлежат к инонациональным меньшинствам. Эти случаи порождают представление об ущемлении прав этнического большинства, и сразу превращаются в резонансные происшествия. Большое влияние на отношение к инонациональным группам в городе имеет характер подачи информации по этим сюжетам. Как показало наше исследование, московские городские каналы информации подходят к информированию населения по вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений более взвешенно, чем центральные каналы. Однако они не имеют среди населения такой популярности, как центральное телевидение и Интернет. В этом плане полезной будет активизация и поддержка создания различных практико-ориентированных программ интеграции мигрантов, таких, например, как пилотная программа превращения школ в трансляторы культуры принимающего общества, которая разрабатывается при содействии Департамента образования города Москвы и ряд других подобных программ.

2. Дифференцированное отношение к представителям определенных национальных меньшинств, проживающим в Москве, в конечном счете сказывается на не очень высоком интересе к культуре, истории, обычаям и традициям других народов России и стран СНГ. В свою очередь, такой низкий интерес выражается в низких оценках практически всех мероприятий, направленных на информирование населения о фольклоре, истории, традициях народов России и стран СНГ, проводимых московским Правительством. Относительный интерес вызывают только мероприятия в форме «народных гуляний», но это в большей мере относится к русским народным праздникам. Можно сделать вывод, что пока на мероприятия, проводимые в городе и направленные на укрепление взаимопонимания между представителями разных национальностей, еще не сформирован достаточный спрос. Этот спрос определяется, с одной стороны, интересом к своей собственной этнической культуре, осознанием значимости своих исторических корней, а, с другой, – освоением (превращением в «свои») тех этнических групп города, которые сейчас пока считаются «чужими» в силу своей неинтегрированности в исторически сложившуюся повседневную поведенческую культуру московского сообщества.

В этом плане можно порекомендовать переформатировать мероприятия, направленные на укрепление взаимопонимания между людьми разных национальностей таким образом, чтобы они были направлены не на пассивное информирование (смотрение, слушание), а на взаимодействие представителей разных культур в целях решения общих задач. Участие в общем деле это, с точки зрения социально-психологической теории и практики, самый эффективный способ интеграции «новичков» в сообщество и столь же эффективный механизм ознакомления людей с культурными особенностями друг друга и формирования уважительного отношения к этим особенностям, как к личному достоянию. Такими мероприятиями могут быть городские праздники, посвященные истории и нынешнему состоянию отдельных традиций московского образа жизни, в рамках которых можно демонстрировать вклад в эти традиции национальных меньшинств города.

3. Всё сказанное о текущем состоянии и причинах оценок межнациональных отношений в полной мере относится и к сфере отношений межконфессиональных. Фактором риска дестабилизации исторически сложившегося в Москве (как и в России в целом) позитивного характера межконфессиональных отношений является слабая интегрированность новоприбывших мусульман в российское традиционное исламское пространство с его навыками бесконфликтного сосуществования с христианским (православным) культурным пространством. В этом плане при регулировании межконфессиональных отношений важно выстраивание адекватной среды интеграции представителей нетрадиционных для России направлений ислама с активной опорой (и административной поддержкой) на проповедников традиционных, привычных для россиян направлений ислама и активистов московской мусульманской уммы (сообщества прихожан мечетей). В этом плане будет полезен обмен опытом между соответствующими структурами Казани, Уфы, Грозного.

Кроме того, очень важно информировать население об особенностях российского мусульманского пространства, которое исторически выстраивалось как бесконфликтное по отношению к православию, и об особенностях иных течений, занесенных в Россию, а, главное - о том, что эти течения составляют проблему, прежде всего, для самих российских мусульман.

4. Проблемы, связанные с миграционной ситуацией в Москве, напрямую связаны с проблемами, перечисленными выше. В основном недовольство москвичей вызывает не само присутствие мигрантов и их работа на местах, которые не востребованы москвичами, а особенности их образа жизни и то, что достаточно большая часть мигрантов заполняет сектор московской экономики, обслуживающий потребности этого особого образа жизни.

Традиционно наблюдается то, что жители «новой» Москвы менее благоприятно относятся к мигрантам, чем жителей «старой» Москвы. Таким образом, реализация всего комплекса мероприятий по интеграции новых этнокультурных и конфессиональных сообществ Москвы напрямую будет улучшать отношение москвичей к присутствию в городе мигрантов. Особое внимание здесь следует обратить на регулирование деятельности работодателей, активно использующих труд мигрантов. В качестве организационных мер, снижающих социальную напряженность сложившейся миграционной ситуации и одновременно упорядочивающих условия пребывания временных трудовых мигрантов на территории города, можно назвать учет опыта работы с кадрами ряда транснациональных строительных компаний. Суть этого опыта в том, что, во-первых, наемные работники обеспечиваются всем пакетом социальных, медицинских, юридических и даже культурно-духовных услуг непосредственно на месте занятости посредством размещения в быстровозводимых модульных общежитиях. Социальные последствия для улучшения взаимодействия мигрантов с принимающим населением здесь очевидны. В таком случае резко снижаются риски неупорядоченной деятельности мигрантов вне рабочего времени, устраняются основные факторы, генерирующие мигрантофобию и затем – этнофобию: в первую очередь, перемещение временных (неинтегрированных и не мотивированных к интеграции) мигрантов по территории принимающего сообщества. Существуют и долгосрочные экономические выгоды – превращение массы мигрантов в организованный трудовой ресурс.

Одновременно важно организационно поддержать усилия московского Правительства по замещению внешних мигрантов отечественными работниками. Существенным экономическим стимулом постепенного перехода, по крайней мере, на видах работ, требующих средней и/или высокой квалификации, к найму местных кадров является формулирование таких требований по обустройству труда и быта иностранных работников, при исполнении которых работодатель будет нести те же издержки, которые латентно заложены в более высоких зарплатах местных жителей.

Скачать исследование в формате PDF